Меню

Методика определения ригидности затылочных мышц

Симптомы раздражения мозговых оболочек: Кернига, Брудзинского, Гордона и другие

Как бы ни было названо это явление: симптомы раздражения мозговых оболочек (менингеальный симптомокомплекс) или же менингеальные знаки, речь всегда идёт об одном и том же процессе в головном или спинном мозге – о процессе интоксикации с расстройством течения биохимических реакций в тканях высших структур нервной системы.

И совершенно неважно, каким агентом интоксикация вызвана:

Ибо симптоматика будет приблизительно одинаковой во всех случаях. И даже в варианте механического давления на мозговые оболочки при кровоизлияниях в тот или иной отдел мозга образуются токсические продукты от разрушения собственных тканей, приводящие к расстройству тонкой настройки нервных процессов.

Для диагностики неврологической патологии существует множество методов исследования – как клинических, так и инструментальных и лабораторных. В свою очередь, среди клинических, есть несколько наиболее достоверных симптомов раздражения мозговых оболочек, до блеска «обкатанных» веками проводимой врачебной практики.

Классические же синдромы-рефлексы симптомокомплекса носят фамилии обнаруживших их впервые много лет назад «отцов» медицинской науки и неврологии: Кернига, Брудзинского, Гордона и других.

Общие принципы и механизмы

Суть процесса состоит в том, что в ответ на химическую атаку на расположенные в мозговых оболочках нервные структуры происходит замыкание рефлекторной дуги, сопровождаемое мышечной реакцией как со стороны гладкой мускулатуры, так и со стороны мускулатуры скелетной. Ответ со стороны последней проявляется особенно сильно и грубо-заметно, а посему проигнорирован быть просто не может.

На фоне обязательных для состояния головных болей, избыточной чувствительности к звуку и свету, тошноты и рвоты, общей слабости и мышечных болей, а также лихорадки и расстройства сознания (симптомов, совершенно не обязательных при менингите) – явлений, усугубляющихся постукиванием по черепу, позвоночнику, а также прикосновениями к телу, также неизбежно формируется опистотонус.

Так называется классическая поза, найденная и принятая больным для облегчения страданий, вызванных отёчными и воспалительными изменениями в поражённых мозговых оболочках.

Его появление означает, что время для выявления патологических рефлексов наступило.

Симптомы Брудзинского и ригидность мышц затылка

Для оценки степени ригидности затылочной мускулатуры, подведённой под затылок пациента рукой диагноста-невропатолога, производится сгибание шеи больного с целью достать его подбородком поверхности груди; результат пробы оценивается по расстоянию, «пройденному» головой до указанного уровня тела.

Указанная проба может быть недостаточно достоверной при проведении у стариков – у них и отмечается ригидность затылочных мышц в силу возраста, а также у детей.

Помимо ригидности затылочных мышц – рефлекторного сопротивления, оказываемого скованными напряжением шейными и затылочными мышцами попытке пригнуть голову больного к груди, менингеальный симптомокомплекс проявляется синдромами Брудзинского.

Выделяют четыре симптома Брудзинского:

Рефлексы Кернига

Усиление раздражения мозговых оболочек наступает и при проверке симптома Керниге, выполняемой в два этапа.

После того, как больной уложен на спину, на в первом этапе исследователь-невропатолог сгибает ногу пациента под прямым углом как в тазобедренном, так и в коленном суставах.

Затем просят больного предпринять попытку распрямить ногу в колене, что вызывает реакцию резкого сопротивления мышц, сгибающих голень. Резкое обострение боли у пациента заметно исследователю даже при нахождении пациента в бесчувственном состоянии – в этом случае вторая фаза пробы выполняется исследующим врачом.

Помимо раздражения мозговых оболочек вследствие менингита, симптом Кернига может быть положительным и:

Другие симптомы раздражения мозговых оболочек

При необходимости также берутся:

Другие «вехи» на пути к диагнозу

Помимо классических существуют и другие признаки симптомы раздражённых мозговых оболочек, как то:

Что касается детей, то наиболее показательными являются:

Одного симптома всегда недостаточно

Несмотря на «железную» достоверность указанных выше признаков – менингеальных знаков, ориентироваться в постановке диагноза лишь на них не следует, ибо неправильная диагностика приводит к ошибкам в тактике ведения больного.

Подтвердить или отвергнуть диагноз может только специалист – врач-невропатолог на основании анализа данных проведённого комплекса исследований.

Источник

Методика определения ригидности затылочных мышц

Менингеальных симптомов при гнойном воспалении мозговых оболочек описано очень много. К ним относятся такие, как ригидность мышц затылка, симптом Кернига, различные варианты симптома Брудзинского (верхний, нижний, щечный, лобковый), симптом Гиллена. Кроме того, при менингите отмечается целый ряд патологических рефлексов, описанных Бабинским, Оппенгеймом, Россолимо, Гордоном, Бехтеревым и другими.

Читайте также:  Мышцы ног и их предназначения

К наиболее важным симптомам менингита относится в первую очередь ригидность мышц затылка и симптом Кернига. Появление указанных признаков обусловлено рефлекторным сокращением мышц, предохраняющим нервные корешки (шейные и поясничные) от растяжения. Эти симптомы наблюдаются также при раздражении мозговых оболочек каким-либо патологическим процессом, расположенным в полости черепа, как например, абсцесс мозга, мозжечка и другие. Выраженность отдельных оболочечных знаков зависит в таких случаях от локализации абсцесса и реакции мозговых оболочек. Исследование менингеальных симптомов обычно производится при положении больного на спине.

Ригидность мышц затылка может быть выражена в умеренной или сильной степени. В первом случае движения головы ограничены в стороны и вперед, а во втором случае голова запрокинута назад. Исследование этого симптома производится при активном и пассивном движении головы. Ригидность мышц затылка легко обнаруживается при пассивном наклоне головы вперед до соприкосновения подбородка к груди. При ригидности мышц затылка подбородок не касается груди даже в случаях умеренной выраженности этого симптома, не говоря уже о тех случаях, когда интенсивность его достигает сильной степени.

Определение симптома Кернига производится так: нога сгибается под прямым углом в тазобедренном, а также в коленном суставах, после чего исследующий пытается полностью разогнуть ее в коленном суставе. При этом наступает рефлекторное сокращение сгибателей и боль, препятствующие разгибанию. При проведении опыта Кернига иногда одновременно с ним появляется симптом Эдельмана, состоящий в тыльном разгибании большого пальца ноги.

Брудзинским, как уже сказано, предложено много симптомов. Однако при воспалении мозговых оболочек довольствуются исследованием только двух из них: «верхнего» и «нижнего». Первый выявляется при исследовании ригидности мышц затылка, а именно при пассивном наклоне головы вперед. В это время происходит автоматическое сгибание нижних конечностей в тазобедренных и коленных суставах и подтягивание их к животу.

Симптом Гиллена вызывается сжатием рукой исследующего четырехглавой мышцы, занимающей, как известно, всю переднюю и отчасти боковую поверхность бедра. В ответ на сжатие упомянутой мышцы возникает сокращение одноименной мышцы на другой ноге.

К признакам воспаления мозговых оболочек, свидетельствующим о резком увеличении раздражения чувствительной сферы, относятся симптомы, описанные Кюлснкампфом и Кником. Кюленкампф описал два признака. Один из них состоит в том, что при сильном сгибании колена к животу возникают боли, отдающие в крестец. Второй заключается в болезненности при давлении на атлантозатылочную мембрану. Добавим от себя, что при менингите нередко отмечаются также боли при пальпации остистых отростков шейных позвонков. Симптом Кника заключается в том, что давление на область позади угла нижней челюсти вызывает боли.
Нужно подчеркнуть, что всякие манипуляции на больных, страдающих отогенным менингитом, независимо от их характера и интенсивности, вызывают неприятные ощущения и соответствующую реакцию.

Патологические рефлексы вызываются при поражении нервной системы, а именно пирамидного пути. Они выявляются при соответствующих исследованиях на стопе; на руках патологические рефлексы наблюдаются редко и потому не имеют практического значения. Главными из них являются симптомы Бабинского, Россолимо, Оппенгейма, Бехтерева и Гордона. Указанные рефлексы имеют наибольшее значение в клинической практике. В клинической картине болезни иногда наблюдаются все патологические рефлексы, или только часть их, чаще всего симптомы Бабинского, Россолимо и Оппенгейма.

Отдельные формы патологических рефлексов или различное их сочетание наблюдаются в тяжелых случаях отогенyого менингита. Поэтому они имеют определенное значение при неврологическом исследовании такого рода больных.
Мы остановимся в кратких чертах на методике выявления патологических рефлексов. Исходным положением для их исследования является положение больного на спине.

Источник

21. Тактика определения менингеальных симптомов.

При раздражении мозговых оболочек и спинно-мозговых корешков возникают менингеальные симптомы, наблюдающиеся при различных заболеваниях головного и спинного мозга:

Симпом Кернига – Больному, лежащему на спине, сгибают ногу в тазобедренном и коленном суставах под прямым углом, а затем ее разгибают в коленном суставе. Симптом считают положительным, если ногу не удается разогнуть в коленном суставе из-за резкого сопротивления сгибателей голени и болевой реакции.

Читайте также:  Массажеры для всех мышц ноги

Ригидность затылочных мышц – В положении больного на спине путем активного или пассивного пригибания головы к груди. При наличии ригидности мышц затылка подбородок больного не достигает груди и возникает болевая реакция.

Симптом Брудзинского верхний – Определение ригидности мышц затылка вызывает непроизвольное сгибание ног в тазобедренных и коленных суставах.

Симптом Брудзинского средний – При надавливании на лобковую область наблюдается сгибание ног в коленных и тазобедренных суставах.

Симптом Брудзинского нижний – При пассивном сгибании одной ноги в тазобедренном суставе и разгибании ее в коленном суставе происходит непроизвольное сгисгибание другой ноги.

Симптом Лессажа (подвешивания) – Берут ребенка под мышки и поднимают, при этом его ноги непроизвольно подтягиваются к животу.

Симптом Бехтерева (скуловой) – При перкуссии молоточком по скуловой дуге возникает сокращение скуловой мускулатуры и непроизвольная болевая гримаса.

Симптом Гийена – Сдавливание четырехглавой мышцы бедра с одной стороны приводит к непроизвольному сгибанию другой ноги в коленном и тазобедренном суставах.

22. Наиболее часто выявляемые симптомы при бруцеллезе

Бехтерева – пояснично-крестцовый радикулит. Боль в подколенной ямке при выпрямлении ноги, согнутой в коленном суставе.

Или – признак поражения крестцово-подвздошного сочленения. Если больному, лежащему на животе, согнуть ногу в коленном суставе так, чтобы голень соприкасалась с бедрами, то таз приподнимается и отрывается от стола.

Лаге – признак патологии крестцово-подвздошного сочленения. Надавливание на пятку, вытянутой, отведенной и ротированной кнаружи ноги, вызывает у больного боль.

Ларрея – боль в седалищном нерве, крестце, при переходе из положения лежа в положение сидя.

Кушелевского – А)давление ладонями на гребешки подвздошных костей в положении больного на боку вызывает резкую болезненность в области обоих крестцово-подвздошных сочленений. Б) Растяжение таза пальцами обеих рук, фиксированных на гребешках обеих подвздошных костей значительно увеличивает интенсивность болей в сочленениях.

Макарова – признак сакроилеита. Появление болей при поколачивании молоточком в области крестцово-подвздошных сочленений.

С-м «посадки» Минора – при попытке сесть в кровати с вытянутыми ногами, при попытке согнуть туловище, происходит рефлекторное сгибание в коленном суставе одной или обеих ног.

Опокина (с-м «спелого арбуза», с-м «симфизита») – А) сдавливая таз толчкообразными движениями, можно прослушать с помощью фонендоскопа хруст в области лонного сочленения. Б) Поднятие согнутой в колене ноги в положении больного на животе, вызывает резкую боль в крестцово-подвздошном сочленении. При попытке повернуться набок, больной тщательно фиксирует пояснично-крестцовый отдел позвоночника и таз; упираясь в головную спинку кровати, больной поворачивается всем телом из-за сильных болей в илеосакральном сочленении, движения ограничиваются и в тазобедренном суставе.

С-м Отараева И. А., Отараевой Б. И. – Предложен с целью дифференциального диагноза: легкая нагрузка на выпрямленную нижнюю конечность с пораженной стороны путем поколачивания молоточком по пяточной кости. В случае сакроилеита боль усиливается в области сочленения. Этот симптом оказывается положительным у всех больных с бруцеллезным сакроилеитом в подостром и хроническом периодах и бывает отрицательным при пояснично-крестцовых радикулитах и других поражений периферической нервной системы.

Эриксена – дифференциально-диагностический признак патологии крестцово-подвздошного сочленения и тазобедренного сустава, полиартронейромиалгий. Если больному быстро сдавливать обе подвздошные кости, то появление болей указывает на наличие патологии в области крестцово-подвздошного сочленения.

23. Интерпретация R-снимков у больных с поражением опорно-двигательного аппарата при инфекционных заболеваниях (бруцеллез).

24. Приготовление мазка и толстой капли крови при малярии

Основной метод лабораторной диагностики малярии – обнаружение эритроцитарных паразитов в толстой капле или мазке крови. В практической практике исследуют преимущественно толстые капли, так как за один и тот же промежуток в толстой капле можно посмотреть в 30 – 50 раз больший объем крови, чем в мазке, а следовательно, и количество плазмодиев в ней больше. Мазок делают в тех случаях, когда видовую принадлежность найденных паразитов по толстой капле не удается установить. Для выявления возбудителей малярии кровь берут при первом же подозрении на эту инфекцию независимо от температуры тела (лучше всего во время лихорадки или сразу после озноба), поскольку паразиты циркулируют в крови и в интервале между приступами.

Читайте также:  Спазм глубоких мышц таза

Предметные стекла, на которых готовят препараты, должны быть хорошо вымыты и обезжирены. Кожу пальца протирают спиртом и прокалывают. Первую выступившую каплю крови вытирают сухой ватой, затем палец поворачивают проколом вниз и ко второй капле прикасаются предметным стеклом. Мазок не должен доходить ни до конца, ни до краев предметного стекла. Поэтому капля крови должна быть диаметром не более 2 – 3 мм. Предметное шлифованное стекло, которым делается мазок, должно быть уже стекла, на которое наносят мазок. В целях приготовления мазка шлифованное стекло ставят перед каплей крови под углом 45° и продвигают вперед до соприкосновения с ней. Когда кровь равномерно распределится между обоими стеклами, быстрым движением делают мазок.

Для приготовления толстой капли на предметное стекло наносят каплю крови диаметром около 5 мм. Эту каплю размазывают иглой или углом предметного стекла в диск диаметром 10 – 15 мм. Толщина капли должны быть такой, чтобы сквозь нее можно было читать газетный шрифт. Мазки не должны быть толстыми, поскольку после высыхания они растрескиваются и отстают от стекла. Обычно на стекло наносят 2 – 3 капли на некотором расстоянии одна от другой. Очень удобно наносить толстую каплю на влажный толстый мазок крови. В этом случае капля самостоятельно растекается в правильный диск. В мазке хорошо сохраняется часть пораженных эритроцитов, что важно для уточнения вида паразита. Преимущество данного метода в том, что капля, нанесенная на мазок, удерживается более прочно, чем нанесенная непосредственно на стекло.

Мазки фиксируют, помещая их на 3 мин в метиловый или на 10 мин в 96% этиловый спитр. Зафиксированные препараты высушивают на воздухе. Потом препараты помещают в специальный контейнер и окрашивают азур-эозиновым красителем по Романовскому – Гимзе на протяжении 20 – 30 мин. По истечении этого срока контейнер подставляют под слабую струю воды и промывают. Капля на мазке окрашивается так же, как и толстая капля.

Промытые препараты высушивают и исследуют под микроскопом. В зараженных эритроцитах видны плазмодии малярии с голубой цитоплазмой и ярко-красным ядром. Нахождение плазмодиев малярии в крови больного является неоспоримым доказательством болезни.

25. ПОРЯДОК НАДЕВАНИЯ И СНЯТИЯ ЗАЩИТНОГО (ПРОТИВОЧУМНОГО) КОСТЮМА

1) Пижама (Коибинезон).

3) Большая косынка (капюшон).

4) Противочумный халат.

5) Ватно-марлевая маска.

Фонендоскоп надевают перед косынкой. Тесемки на вороте халата, а также пояс завязываются спереди на левой стороне, обязательно петлей; затем завязываются тесемки на рукавах. Маску надевают на лицо так, чтобы были закрыты рот и нос, поэтому верхний край маски должен находиться на уровне нижней части глазницы, а нижний – под подбородком. Тесемки маски завязываются петлей по типу пращевидной повязки. Надев маску, по бокам крыльев носа закладывают ватные тампоны, чтобы воздух не проходил под маску. Стекла очков натирают куском сухого мыла для предупреждения их запотевания. Полотенце закладывают за пояс.

После окончания работы костюм снимают медленно, в строго установленном порядке, погружая руки в перчатках в дезинфицирующий раствор после снятия каждой части костюма. Сапоги протирают сверху вниз отдельными тампонами, смоченными дезинфицирующим раствором. Вынимают полотенце. Снимают очки движением вверх и назад. Не касаясь открытых участков кожи, освобождаются от фонендоскопа. Очки и фонендоскоп помещают в банку с 70% спиртом. Снимают маску, придерживая за завязки, и, не выпуская их из рук, складывают маску наружной стороной внутрь. Затем, опустив верхние края перчаток, снимают халат, одновременно сворачивая его наружной стороной внутрь. Развязывают и снимают косынку, затем перчатки и, наконец, пижаму. Освободившись от костюма, руки обрабатывают 70% спиртом и тщательно моют с мылом.

После каждого применения противочумный костюм обеззараживают.

Источник

Adblock
detector