Народная республика дальневосточная азия

Дальневосточная республика и японская угроза

100 лет назад, в апреле 1920 года, учредили Дальневосточную республику (ДВР). Формально это было независимое демократическое государство, но по сути это был выгодный Москве буфер между Советской Россией и Японией. Благодаря ДВР советскому правительству удалось избежать опасной полномасштабной войны с Японской империей и ликвидировать последние силы Белого движения на Дальнем Востоке, которые остались без серьёзной внешней поддержки. Это была серьёзная политическая победа большевиков.

Общая ситуация

После поражения белых армий Колчака и казни «верховного правителя» от Байкала до Тихого океана в 1920 году по-прежнему царила мешанина правительств, властей и анархии. 31 января 1920 года произошло восстание во Владивостоке, которое привело к падению власти генерала Розанова, подчинявшегося колчаковскому правительству. Интервенты сохранили нейтралитет. Розанов бежал в Японию. К власти пришло временное правительство Дальнего Востока — Приморская областная земская управа. Коалиционное правительство эсеров, меньшевиков, земцев и большевиков. Белые части, расположенные в Приморье, перешли на сторону нового правительства. Другой вооруженной силой были красные партизанские формирования Сергея Лазо. Бывшие белогвардейцы и красные друг друга ненавидели, но присутствие третьей силы – японцев, заставляло их сохранять нейтралитет.

Владивостокское правительство было не против создания демократической буферной республики, но считало властью себя, другие правительства не признавало. Местные большевики по этому вопросу раскололись. Членами Дальневосточного бюро, созданного Москвой, во Владивостоке были И. Г. Кушнарев, С. Г. Лазо и П. М. Никифоров. Во Владивостокской группе Кушнарёв выступал за буфер, а Лазо — против. Красные партизаны Лазо предлагали просто вырезать всех «буржуев», без всяких коалиций. Но во Владивостоке они были в меньшинстве, кроме того, мешали японские войска. Партизаны также заняли Хабаровск, Благовещенск и другие города Приамурья, где учредили свои областные «правительства» и военно-революционные штабы. Владивостокское правительство они не признавали. Вели свою войну за установление советской власти.

В Чите сидели белоказаки и остатки колчаковцев под началом генерала Семёнова. Колчак перед арестом передал ему «всю полноту военной и гражданской власти» на востоке России. На «читинскую пробку» давили с двух сторон: с запада – Восточно-Сибирская советская армия, с востока – партизаны Восточно-Забайкальского фронта под началом Журавлева. В результате семёновцы (около 20 тыс. штыков и сабель) дрались на двух фронтах: западнее Читы и в районах Сретенска и Нерчинска.

Присутствие иностранных войск на Дальнем Востоке и Сибири утратило видимую законность. В феврале 1920 года между советским правительством и чехословацким командованием было подписано перемирие. Иностранные контингенты, включая чехов, поляков, американцев и т. д., начали отход во Владивосток, а оттуда вывозились на родину. В этот период Запад решил, что Белое дело проиграло и не стоит вложений. Необходимо постепенно налаживать связи с Советской республикой.

Только Япония вела свою политику. Японцы не желали уходить с Дальнего Востока, по-прежнему надеясь отторгнуть часть территорий России в свою пользу, и контролировать другую часть с помощью марионеточных буферных правительств. В частности, японцы поддерживали читинское правительство Российской восточной окраины во главе с атаманом Семёновым. Под его началом была вполне боеспособная Дальневосточная армия, куда вошли остатки каппелевцев-колчаковцев. Японцы хотели при помощи семёновцев создать «чёрный буфер» от Читы до Приморья.

Интересно, что США, уходя с русского Дальнего Востока, первоначально развязали японцам руки. В конце января 1920 года американцы вручили японцам меморандум, в котором отмечалось, что Вашингтон не будет возражать, если Япония в одностороннем порядке разместит войска в Сибири, и продолжит оказывать помощь в операциях по Транссибу и КВЖД. Хотя Япония и была конкурентом США в Азиатско-Тихоокеанском регионе, на данном этапе Вашингтон поддержал экспансию японцев на Дальнем Востоке. Но в дальнейшем американцы помогут Москве вытеснить японцев с Дальнего Востока.

Создание ДВР и наступление Народно-революционной армии

После ликвидации режима и армии Колчака советские войска (5-я армия) остановились в районе Байкала. Её дальнейшее продвижение на восток могло вызвать войну с мощным противником – Японской империей. Советская республика находилась в сложной ситуации – война с белогвардейцами на юге, война с Польшей на западе, война с Финляндией на северо-западе. Воевать ещё и с Японией, имеющей мощную армию и флот, было нельзя. Необходимо было выиграть время, пока «земля горит» под интервентами и белогвардейцами на Дальнем Востоке. Накопить силы, завершить разгром врага в европейской части России, а затем перейти в наступление на востоке страны.

Были и другие объективные причины для такого шага. Зимой 1919—1920 гг. Красная Армия совершила мощный рывок на восток. Однако занятую территорию нужно было восстановить, навести там порядок. Состояние Западной Сибири, то есть тыла советских войск, было ужасным. Промышленность, транспорт и системы снабжения разрушены. Городам угрожал голод. Бушевала эпидемия тифа. Вымирали целые селения, эшелоны и военные части. В городах на больничных койках лежали тысячи людей (это была настоящая эпидемия, а не «китайский вирус» 2020 года). Продолжала бушевать крестьянская война. По тайге вовсю гуляли партизанщина и «зелёные» банды.

Таким образом, перед тем как идти за Байкал, необходимо было навести элементарный порядок в Сибири. Для установления советской власти в Забайкалье и на Дальнем Востоке у большевиков просто не было сил. Не говоря уж о войне с японцами, которые имели сильную, дисциплинированную армию. Образование ДВР эту проблему решало. Москва выигрывала время для будущего решительного наступления на Востоке. А пока белогвардейцев могла сдерживать или даже громить армия ДВР. При этом открывались перспективы переговоров с Западом. Антанта теперь могла договориться с демократическим правительством ДВР, эвакуировать военные и дипломатические миссии, свои оккупационные контингенты. Западные столицы, которые ратовали за «права человека», формально были удовлетворены учреждением парламентской республики.

Исходя из сложившейся ситуации, Москва приняла решение учредить промежуточное государство к востоку от Байкала – Дальневосточную народную республику (ДВР). Это позволяло постепенно освободить Забайкалье, Приамурье и Приморье от интервентов и белогвардейцев. С другой стороны, некоммунистические силы (иркутский Политцентр, эсеры) хотели создать парламентскую республику, свободную от «диктатуры пролетариата». Эсеры и другие партии надеялись, что создание демократической республики позволит сохранить восточную часть России и от японской оккупации, и от власти большевиков.

Читайте также:  Народные средства для лечения венерических заболеваний

Для руководства работой в марте 1920 года было специально сформировано Дальневосточное бюро РКП(б), члены которого, А. А. Ширямов, А. М. Краснощёков и Н. К. Гончаров, были направлены в Верхнеудинск (современный Улан-Удэ) для организации нового государства. ДВР была провозглашена 6 апреля 1920 года Учредительным съездом трудящихся Прибайкалья. Съезд принял конституцию, по которой власть принадлежала трудовому народу. Столицей стал Верхнеудинск. Правительство возглавил Александр Краснощёков. Высшим органом власти было Народное собрание ДВР (НС ДВР), оно создавалось на основе выборов сроком на два года. В промежутках между сессиями работал президиум НС ДВР. Народное собрание было многопартийным: коммунисты и примыкавшая к ним крестьянская фракция (большинство), фракция зажиточных крестьян (кулаки), эсеры, меньшевики, кадеты, народные социалисты и бурят-монгольская фракция. НС избирало правительство.

На момент образования ДВР включала в себя Амурскую, Забайкальскую, Камчатскую, Приморскую и Сахалинскую области. Однако де-факто правительство ДВР не имело власти на большой части территории. В Забайкалье засело белое правительство Семёнова. На территории Приамурья, Приморья и Камчатки действовали местные просоветские автономные правительства – Исполком Совета рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов с центром в Благовещенске, Временное правительство Приморской областной земской управы с центром во Владивостоке. Часть территории Дальнего Востока, включая Северный Сахалин, оккупировали японские войска. В итоге первоначально руководство ДВР контролировало только западную часть Забайкальской области. Только в августе 1920 года Исполком Совета рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов Амурской области подчинился правительству ДВР.

Советская Россия в мае 1920 года признала ДВР и оказала ей политическую, финансово-материальную, кадровую и военную помощь. На базе Восточно-Сибирской советской армии (её сформировали на основе Народно-революционной армии Иркутского Политцентра, из партизан, повстанцев, рабочих дружин и сдавшихся колчаковцев Восточной Сибири) в марте 1920 года создали Народно-революционную армию (НРА) Прибайкалья, в апреле – НРА Забайкалья, в мае – НРА ДВР. Её с тыла усиливала 5-я советская армия, проблем с командными кадрами (советскими) и вооружением не было, в руках красных остались все склады погибшей армии Колчака. Основной задачей НРА было возвращение Дальнего Востока Советской России и уничтожение белых в Забайкалье и Приамурье. Численность армии осенью 1920 года составляла около 100 тыс. человек. Армию возглавил Генрих Эйхе – бывший царский офицер, после революции вступивший в ряды Красной Армии, командовавший полком, бригадой, 26-й стрелковой дивизией и 5-й советской армией на Восточном фронте.

В начале марта 1920 года Восточно-Сибирская армия потеснила семёновцев и заняла Прибайкалье с городом Верхнеудинском. Этот город и стал столицей ДВР. В апреле — начале мая 1920 года Народно-революционная армия ДВР Эйхе совершила две попытки выбить из Забайкалья Дальневосточную армию Семенова (читинские операции). На восточном фланге наступали части Амурского фронта под командованием Шилова, который был сформирован на базе партизанского Восточно-Забайкальского фронта и включал районы Оловянной, Нерчинска, Нерчинского Завода, Сретенска и Благовещенска (с мая — и Хабаровска). Однако взять Читу НРА не смогла. С одной стороны, красные не имели решающего превосходства в этих операциях, силы были примерно равны. С другой стороны, каппелевцы были отборными войсками Белой армии, и первые попытки красных ликвидировать «читинскую пробку» отбили. Кроме того, белогвардейцев поддерживали японские войска (5-я пехотная дивизия), они занимали главные коммуникации, что сковывало действия красных, которые не могли воевать с японцами.

Вторжение японцев

В качестве повода для агрессии японцы использовали «Николаевский инцидент» — конфликт между красными партизанами и японскими войсками в Николаевске-на-Амуре в середине марта 1920 года. В период крушения колчаковского режима одни партизанские отряды во главе с Лазо двинулись во Владивосток, другие – в низовья Амура. Эти формирования возглавляли Яков Тряпицын – бывший царский офицер, советский и партизанский командир, и Лебедева-Кияшко. В феврале части Тряпицына заняли Николаевск-на-Амуре, где провозгласили создание Дальневосточной советской республики в составе низовья Амура, Сахалина, Охотска и Камчатки. Формируется Красная армия Николаевского округа.

11—12 марта 1920 года местный японский отряд при поддержке местной японской общины атаковал войска Тряпицына. Красные потеряли около 150 убитыми, свыше 500 ранеными. Ранен сам Тряпицын, его заместитель Мизин и начштаба Наумов погибли. Однако красные партизаны быстро пришли в себя, подтянули подкрепления, получили численное превосходство и к 15 марта полностью уничтожили японский гарнизон. Погибла и японская колония.

Известие об этой бойне потрясло Японию и было использовано военно-политическом руководством как повод для полномасштабного вторжения. В ночь с 4 на 5 апреля 1920 года японцы атаковали красных на Дальнем Востоке. Японцы разгромили красных партизан от Владивостока до Хабаровска. На Нижнем Амуре Тряпицын эвакуировал Николаевск и сжёг город. Японцы оккупировали Северный Сахалин. В регионе устанавливается оккупационная японская власть. Только во Владивостоке погибло около 7 тыс. военных и мирных жителей. В числе погибших был и известный большевик и красный командир Серей Лазо. Япония ввела на русский Дальний Восток целую армию – свыше 170 тыс. штыков. Правда, японцы не распыляли свои силы, в русскую территорию вне главных коммуникаций не углублялись. Но все главные пункты и узлы коммуникаций заняли своими гарнизонами.

Автор: Самсонов Александр Статьи из этой серии: Смута. 1920 год

Источник

01 июня 2017 Дальневосточная республика. История одного буферного образования

Автор: Евгений Григорьев, главный специалист Российского государственного архива социально-политической истории

История Дальневосточной республики (1920–1922) – буферного образования на территории между Байкалом и Тихим океаном – оказалась недолговечной: каких-то два с половиной года. Однако она оставила яркий и глубокий след в памяти и мифологии русского Дальнего Востока. ДВР – это и удачный опыт строительства буфера с целью недопущения большой войны Советской России с Японией, и попытка гибридного совмещения «революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства» с буржуазными правами и институциями, и финальный аккорд Гражданской войны в России.

«О, это была веселая республика – ДВР! – вспоминал один из участников подпольной работы на Дальнем Востоке, коммунист Виктор Кин. – В парламенте бушевали фракции, что-то вносили, согласовывали, председатель умолял о порядке. Над председателем висел герб, почти советский, но вместо серпа и молота были кайло и якорь. Флаг был красный, но с синим квадратом в углу. Армия носила пятиконечные звезды – но наполовину синие, наполовину красные. И вся республика была такой же, половинной».

Так что же представляла собой Дальневосточная республика, с историей которой связаны имена будущего маршала Блюхера и «безумного барона» Унгерна, большевика Лазо и «крестоносца» Дитерихса, автора «Молодой гвардии» Александра Фадеева и голливудского актера Юла Бриннера?

Читайте также:  Мена русская народная сказка читательский дневник

ПРЕДЫСТОРИЯ

Во многом определяющую роль в истории Дальнего Востока в годы Гражданской войны сыграл фактор интервенции. Первым иностранным судном, вторгшимся во владивостокский порт еще в декабре 1917 г., стал японский крейсер «Ивами». Свои действия руководство Страны восходящего солнца объяснило «исключительно» тревогой за судьбу японцев, проживающих в городе и его окрестностях.

Детонатором крупномасштабной интервенции явилось выступление Чехословацкого корпуса. Сформированный при Временном правительстве и позже подчиненный французам, он должен был быть эвакуирован из России через Владивосток. Эшелоны с легионерами растянулись по всему Транссибу. Приказ председателя Реввоенсовета РСФСР Л. Д. Троцкого о разоружении частей корпуса спровоцировал их восстание, начавшееся 25 мая 1918 г. и охватившее огромную территорию от Среднего Поволжья до Дальнего Востока. За короткий срок чехи при поддержке местных антибольшевистских сил овладели важнейшими городами региона – от Пензы до Читы. Во Владивостоке советская власть пала в ночь на 29 июня, вслед за этим в город высадились десанты японцев, англичан, китайцев и американцев.

В это время в Омске пришел к власти адмирал А. В. Колчак, провозгласивший себя Верховным правителем России. Пополнив силы, он предпринял в марте – апреле 1919 г. наступление на запад: были взяты Уфа, Сарапул, Ижевск, Чистополь, Бугуруслан. Но уже в конце апреля красные под командованием М. В. Фрунзе перешли в широкое контрнаступление. К началу 1920 г. белый Восточный фронт фактически прекратил существование. В условиях распада на территории Дальнего Востока возникли различные правительства: земская управа – в Приморье, режим атамана Забайкальского казачьего войска Г. М. Семенова – в районе Читы, советская власть – в Амурской области, временная земская власть – в Прибайкалье. Перед красными, остановившимися на линии р. Селенга, встала проблема направления действий: наступать дальше, бросив вызов Японии, которая в одном Приморье располагала силами примерно в 175 тыс. человек, или искать компромиссный вариант. Ситуацию усугубляло сложное положение Москвы: на первые месяцы 1920 г. приходится череда успешных действий поляков, захвативших Двинск и Мозырь (а в мае – Киев), и ожесточенные бои с Вооруженными силами Юга России на Дону и Кубани.

Выход был найден в идее организации буферного государства, независимого от Советской России и демократического по форме, но подконтрольного большевикам по сути.

«БУФЕР ЕСТЬ БУФЕР, ЧТОБЫ ВЫЖДАТЬ ВРЕМЯ…»

Сама идея создания буфера родилась не в Москве, а в недрах Политического центра, возникшего в Иркутске в ноябре 1919 г. и состоявшего из представителей эсеров, меньшевиков, земцев и кооператоров. Политцентр, придя к власти в Иркутске 5 января 1920 г., вступил в переговоры с Сибирским ревкомом и Реввоенсоветом 5-й Красной армии. Чтобы избежать конфликта с Японией, красным было предложено остановить наступление и создать в Восточной Сибири демократическое буферное государство. Лидер большевиков В. И. Ленин отреагировал оперативно и идею одобрил, но к этому времени власть в Иркутске уже перешла в руки ревкома. Поэтому буфер было решено организовать на территории к востоку от Байкала.

Выступая на VIII съезде Советов (21 декабря 1920 г.), Ленин заявил: «Как вы знаете, обстоятельства принудили к созданию буферного государства… Но тем не менее вести войну с Японией мы не можем и должны все сделать для того, чтобы попытаться не только отдалить войну с Японией, но, если можно, обойтись без нее, потому что нам она, по понятным условиям, сейчас непосильна».

Для контроля над организацией республики в марте 1920 г. было создано Дальневосточное бюро РКП(б). Именно Дальбюро в качестве проводника директив ЦК РКП(б) исполняло в ДВР роль высшего органа. В его состав вошли коммунисты А. М. Краснощеков, Н. К. Гончаров, А. А. Ширямов, С. Г. Лазо, П. М. Никифоров, И. Г. Кушнарев.

28 марта 1920 г. в Верхнеудинске (ныне – Улан-Удэ) начало работу Учредительное собрание населения Забайкальской области, провозгласившее 6 апреля Дальневосточную республику в границах Забайкальской, Амурской, Приморской, Сахалинской, Камчатской областей и полосы отчуждения Китайско-Восточной железной дороги. Вся полнота гражданской и военной власти передавалась Временному правительству ДВР, ему же поручалась работа по подготовке созыва Учредительного собрания. Оно должно было быть созвано, как только завершится объединение Забайкалья с другими областями русского Дальнего Востока, чтобы выработать и утвердить демократическую конституцию Дальневосточной республики. Правительство возглавил А. М. Краснощеков.

14 мая 1920 г. РСФСР признала ДВР, позднее было заключено несколько официальных договоров о сотрудничестве. Поддержку в виде жизненно необходимых молодой республике войск и валюты, впрочем, старались не афишировать. Основу вооруженных сил республики – Народно-революционную армию – составили части РККА и отряды красных партизан. По существу НРА изначально являлась составной частью Красной армии и руководствовалась директивами Реввоенсовета РСФСР. Первым главкомом НРА стал бывший командующий 5 армией Г. Х. Эйхе, позднее этот пост занимали такие видные красные полководцы, как В. К. Блюхер и И. П. Уборевич.

Определение границ ДВР носило на первых порах декларативный характер: Центральное Забайкалье находилось в руках атамана Семенова, часть Камчатки, Сахалина, Амурской области и район КВЖД контролировались Приморской областной земской управой. Обострили ситуацию открытые вооруженные выступления японцев 4–5 апреля 1920 г. во Владивостоке, Хабаровске и других городах, в ходе которых погибли тысячи человек. Была арестована большевистская верхушка Военсовета Приморского правительства, включая ее лидера С. Г. Лазо, позднее живьем сожженного в паровозной топке. В ходе боя с японцами в районе Спасска ранение получил знакомый Лазо, 18-летний Александр Фадеев, за плечами которого, несмотря на юный возраст, был немалый опыт участия в подпольной работе и партизанском движении Приморья.

Разорвать «читинскую пробку» и объединить западную и восточную части ДВР получилось 22 октября 1920 г. А. М. Краснощеков телеграфировал в Москву: «Единение Дальнего Востока – совершившийся факт». Спустя неделю в Чите собралась конференция областных правительств Прибайкалья, Забайкалья, Приморья и советских организаций Амурской области, где была принята декларация об объединении всех областей Дальнего Востока в Дальневосточную республику.

На волне успеха активизировались сторонники немедленной «советизации» региона, которых среди местного партийного актива хватало. Однако Кремль их одернул: «Признать советизацию Дальневосточной республики безусловно недопустимой в настоящее время, равно как недопустимыми какие бы то ни было шаги, способные нарушить договор с Японией».

Читайте также:  Народные средства при онкологии матки

«ДЕМОКРАТИЯ С МАЛЕНЬКИМИ ПРИВИЛЕГИЯМИ КОММУНИСТОВ»

В январе 1921 г. состоялись выборы в Учредительное собрание ДВР. Коммунисты получили 92 депутатских места, эсеры – 24, меньшевики – 14, кадеты – 8, бурят-монголы – 13. Самой многочисленной оказалась близкая коммунистам крестьянская фракция большинства – 183; 44 депутата было у крестьянской фракции меньшинства, примыкавшей к противникам большевиков. Большинство, таким образом, принадлежало левому блоку, ведомому коммунистами, но и демократические принципы были соблюдены. Всё складывалось в точном соответствии с директивой В. И. Ленина, который в июле 1920 г., отвечая А. М. Краснощекову относительно устройства ДВР, на вопрос об основах конституции и экономической политики отреагировал так: «Допустима демократия с маленькими привилегиями коммунистов».

27 апреля 1921 г. была утверждена конституция ДВР, первый пункт которой гласил: «Дальневосточная Республика учреждается как Республика демократическая». Гарантировалось равенство всех граждан перед законом, полная свобода совести, собраний, слова и печати, союзов, стачек, неприкосновенность личности, жилища и переписки. Была закреплена госсобственность на землю, ее недра, леса и воды. В то же время раздел конституции «О финансово-экономической системе» начинался со слов: «Институт частной собственности сохраняется». Частным лицам и обществам (в том числе иностранным) предоставлялось право на временное пользование и эксплуатацию земли, лесных и водных богатств в форме аренды или концессий.

Как вспоминал в 1922 г. зампред правительства ДВР Д. С. Шилов, программным в деятельности власти был провозглашен «путь самостоятельного государственного бытия на основах прекращения Гражданской войны, мирного сотрудничества всех классов, воссоздания разрушенного народного хозяйства, восстановления благосостояния крестьянина и рабочего и тесного союза с Советской Россией». Правительство носило коалиционный характер; к практической работе также привлекли беспартийных деятелей, которые, как писал Д. С. Шилов, «работают как деловые люди, не преследуя каких-либо узкопартийных целей».

Один из таких «деловых людей» – видный владивостокский предприниматель Борис Бринер. Он был назначен управляющим делами торговли и промышленности республики, а незадолго до того в его семье случилось другое и, надо полагалась, более радостное событие – рождение долгожданного сына, названного в честь деда Юлием. Всему миру уроженец ДВР Юлий Бринер, родившийся в родовом особняке на Алеутской улице и вывезенный в 1927 г. матерью в Харбин, больше известен как Юл Бриннер, американский актер, лауреат премии «Оскар», звезда фильмов «Великолепная семерка» и «Мир Дикого Запада». Бринеры были обрусевшими швейцарцами.

ПОСЛЕДНИЙ ПОХОД

«Белые шли отчаянно и слепо. Бывает, что люди доходят до последнего – последние патроны, последние дни, – когда не о чем ни жалеть, ни думать, и безносая идет сзади, наступая на каблуки. Люди не боялись уже ничего – ни бога, ни пуль, ни мертвецов… Игра кончалась».

Написано красиво и небеспристрастно – ведь автор, Виктор Кин, был большевиком. Тем не менее мало кто из белых, дошедших до Тихоокеанского рубежа, испытывал в 1921–1922 гг. иллюзии насчет благоприятного для себя исхода Гражданского войны. Но последний бой был дан.

Положение облегчил совершенный при помощи японцев очередной переворот во Владивостоке 26 мая 1921 г. (как сострил местный фельетонист: «Хоть воздух тут, увы, вольготный, но климат здесь – переворотный»). Власть перешла к Временному Приамурскому правительству во главе с братьями С. Д. и Н. Д. Меркуловыми.

Антибольшевистские силы активизировались. Неудачную попытку наступления на ДВР со стороны Монголии предпринял барон Р. Ф. Унгерн-Штернберг. Успешнее оказался Хабаровский поход, организованный белой Дальневосточной армией в конце 1921 г. Хабаровск был взят, после чего фортуна от белоповстанцев отвернулась: в феврале 1922 г. части НРА под руководством В. К. Блюхера разгромили в районе станции Волочаевки армии генерал-майора В. М. Молчанова и отвоевали город. Стратегическая инициатива на Дальнем Востоке окончательно перешла в руки красных. Между тем вывод своих войск из Приморья начали японцы.

В этих условиях летом 1922 г. происходит падение правительства Меркуловых. Верховную власть было решено передать одному лицу, которого должен был выбрать Земский собор, открывшийся во Владивостоке 23 июля 1922 г. 31 июля своим актом он признал дом Романовых «царствующим» – впервые за всю историю Белого движения. За неимением представителей династии правителем Приамурья избрали генерала М. К. Дитерихса. Был объявлен «крестовый поход» ради восстановления монархии, Дитерихс получил звание Земского воеводы, войска переименованы в Земскую рать. Получив от японцев технику и снаряжение, «ратники» предприняли попытку наступления, но быстро вынуждены были перейти к обороне в районе Спасского укрепрайона. После ожесточенных боев 9 октября 1922 г. Спасск пал.

«ВЛАДИВОСТОК ДАЛЕКО, НО ВЕДЬ ЭТО ГОРОД-ТО НАШЕНСКИЙ»

25 октября части НРА и красные партизаны вступили во Владивосток.

После занятия края надобность в ДВР отпала. Демократические процедуры в процессе ликвидации республики решили соблюсти. Как подчеркнул представитель ЦК в регионе Т. В. Сапронов, «необходимо предстоящий переворот внешне обставить. Необходимо, чтобы этот переворот был изъявлением революционной воли трудящихся масс. Собирается Народное Собрание, постановляет организовать ревкомы, провозглашается власть Советов».

14 ноября 1922 г. Народное собрание ДВР заявило о самороспуске, установлении в крае власти Советов и обратилось в Москву с просьбой «присоединить Дальний Восток к единой Российской Социалистической Советской Республике».

Через несколько часов декретом ВЦИК Дальневосточная республика была объявлена нераздельной частью РСФСР. Выступая вскоре на пленуме Моссовета, В. И. Ленин под продолжительные аплодисменты заявил: «Вы знаете, как долго тянулась Гражданская война и сколько сил она взяла. И вот взятие Владивостока показало нам (ведь Владивосток далеко, но ведь это город-то нашенский), показало нам всем всеобщее стремление к нам, к нашим завоеваниям. И здесь, и там – РСФСР».

Занавес над историей ДВР опустился.

Материалы по теме:

Остров Даманский. Китай против СССР

В ХХ веке отношения между СССР и Китаем некоторое время выглядели безоблачными. Две крупнейшие социалистические страны находились в тесном союзе, СССР предоставлял Китаю разнообразную.

Красная армия всех сильней!

Официальная легенда о «дне рождения Советской» армии была сформулирована довольно поздно, через 24 года после событий 1918-ого – 23 февраля 1942 г. В этот день в приказе наркома обороны.

Первый рыцарь Белого движения. Легендарный поход полковника Михаила Дроздовского

История Гражданской войны в России изобилует трагическими моментами, героическими сюжетами, драматическими поворотами. Но эпизод, о котором пойдет речь, выделяется даже на этом фоне.

Источник

Оцените статью