Народная сказка в детском чтении типы сказок

«Жанровые особенности русской народной сказки»
статья по развитию речи на тему

Скачать:

Предварительный просмотр:

«Жанровые особенности русской народной сказки»

Замечено, что дети легко запоминают сказки о животных. Это объясняется тем, что народный педагогический опыт верно уловил особенности детского восприятия.

Теперь можно рассмотреть волшебные сказки. Детям дошкольного возраста нравится волшебная сказка. В равной степени привлекательны для них и развитие действия, сопряженное с борьбой светлых и темных сил, и чудесный вымысел. Русская волшебная сказка создала поразительно живой, замысловатый мир. Все в нем необыкновенно: люди, земля, горы, реки, деревья, даже вещи – предметы быта, орудия труда – и те приобретают в сказках чудесные свойства. Топор сам рубит лес; дубинка бьет недругов; мельница мелет зерно; печка разговаривает; яблоня укрывает своими ветвями детей, бегущих от посланных Ягой гусей-лебедей; взмывает в небо ковер-самолет; в маленьком сундучке помещается большой город с жителями, домами и улицами. Этот сказочный мир будит и развивает воображение ребенка. Малыш с горячим сочувствием следит за всем, о чем говорится в сказке: радуется победам Ивана-царевича, чудесам Василисы Премудрой, огорчается их невзгодам. В особенности трогает ребенка судьба героев, поставленных в близкие и понятные ему обстоятельства. Действия в таких сказках часто совершается в семье. Говорили дочке отец с матерью, чтобы не ходила со двора, берегла братца, а девочка заигралась-загулялась – и братца унесли гуси-лебеди («Гуси-лебеди»). Братец Иванушка не послушал сестры – напился водицы из козьего копытца и стал козликом («Сестрица Аленушка и братец Иванушка»). Добрая сирота терпит гонения злой мачехи («Хаврошечка», «Морозко»). В развитие действия неизменно вносятся этические мотивировки: несправедливость становится источником страданий и злоключений, благополучные концовки всегда устраняют противоречия нормам справедливости. Волшебная сказка учит ребенка оценивать дела и по ступки людей в свете правильных понятий о том, что хорошо и что плохо. В сказках не бывает непоправимых жизненных бед, вместе с тем они не скрывают и то, что реальный мир знает тяжкие людские страдания, но все кончается благополучно благодаря чуду. Воображаемая чудесная победа добра над злом всегда активизирует чувства ребенка. Потребность в справедливости, стремление преодолеть жизненные невзгоды навсегда

делаются частью его мироощущения. Это в высшей степени важно для формирования у человека жизненной стойкости и качеств борца за справедливость.

Волшебная сказка с ее стройной композицией приучает ребенка логически мыслить: события в ней разворачиваются в строгой последовательности. Сказка захватывает динамикой сюжета. Чем ближе конец, тем острее и напряженнее становятся взаимоотношения персонажей. Очень часто, подводя героя к моменту почти полного достижения цели, сказка допускает резкий поворот событий к исходному положению – и вновь он начинает борьбу за торжество справедливости. Такой прием помогает ребенку понять, что для достижения цели необходимо упорство, верность долгу и стремление победить во что бы то не стало. В волшебной сказке характеры персонажей, действующие лица от начала и до конца бывают наделены определенными добродетелями или пороками. Герои сказок всегда остаются верны своим характерам, что бы с ними ни случилось. Для ребенка такая особенность сказок очень важна: это та необходимая простота человеческих отношений, которая должна быть освоена прежде, чем он научится понимать сложность дел и поступков людей.

пропали за темным лесом». Беззаботная игра девочки передана словами: «заигралась-загулялась»,а затем внезапное, словно сердце упало: «Глядь – братца нету!» Испуг, затем поиски с постепенно пропадающей надеждой найти брата и, наконец, горькое отчаяние: «Кликала, заливаясь слезами, причитывала… братец не откликнулся!»

Построение фраз, отбор слов определяются характером содержания. Спокойное повествование сменяется стремительным, когда речь заходит о внезапных и быстрых действиях,- это достигается с помощью глаголов движения. О гусях-лебедях, например, говорится так: «налетели», «подхватили», «унесли», «метнулись», пропали» и т.д. Подбор глаголов ярко передает динамику событий, остроту ситуации. При этом маленький слушатель становится как бы участником происходящего, активно сопереживая героям сказки. Сказочники воспроизводят мир во всей его предметной вещественности, в многообразии звуков, в блеске красок. Сказки заполнены солнечным светом, лесным шумом, посвистыванием ветра, ослепительным блеском молний, громыханием грома – всеми чертами окружающего нас мира. Ночь в сказках – темная, солнце – красное, море – синее, лебеди – белые, луга – зеленые. Это все густые, глубокие цвета, не полутона. Меч у героя – острый, дворцы – белокаменные, камни – самоцветные, столы – дубовые, пироги – пшеничные и т.д. Вещи и предметы имеют четкие формы: известны их материал, качество. Все вместе взятое и делает волшебную сказку образцом национального искусства слова. Искусство сказки уходит своими глубокими корнями в культуру и язык народа.

Ну а теперь обсудим ещё одну разновидность сказок – бытовые. Их характерная особенность кроится в их названии. Все эти сказки про обыденную жизнь. Эти сказки чаще всего являются сатирой, в них высмеиваются недостатки человека. Интересны они тем, что у них, больше чем у других сказок, связи с действительностью. Здесь смекалка берёт верх над глупостью, доброта побеждает зависть и злобу. Самый известный персонаж в бытовых сказках – это Иванушка. Он вроде бы и простоват, и глуповат, но имеет доброе сердце и бескорыстные помыслы, и как результат, ему достается счастье как награда. Например, сказка «Конёк-Горбунок». Добрый Иванушка в конце не сварился в молоке, а сам омолодился и получил жёны – красавицу принцессу. Бытовые сказки очень поучительны. В них осуждается жадность, злоба, зависть, корысть. Все эти пороки не могут противостоять доброте, бескорыстию, радости, веселью. Вот мы и рассмотрели три разновидности сказок. Что их объединят? Может быть то, что мир сказок необыкновенно живой, яркий, чудесный. Его населяют необыкновенные животные, диковинные птицы, разновидные растения, фантастические превращения. А самое главное – сказка рассказывается так, как будто её события произошли на самом деле.

Источник

Вопрос Народная сказка. Роль в детском чтении. Основные жанры

Сказка — считает Э.К. Померанцева — это эпическое, преимущественно прозаическое, художественное произведение волшебного, авантюрного или бытового характера с установкой на вымысел. Этот основной принцип художественного метода сказки не лишает ее, однако, связи с действительностью, определяющей идейное содержание, тематику, язык, характер сюжетов, деталей повествования. [13, С. 80].

По мнению В.П. Аникина, «не установка на вымысел является главной чертой сказки, а установка на раскрытие жизненной правды с помощью возвышающего или снижающего реальность условно-поэтического вымысла» [2, С.69].

Так или иначе, но суть и жизнеспособность сказки, тайна ее волшебного бытия в постоянном сочетании этих двух элементов смысла: фантазии и правды. На этой основе возникает классификация видов сказок, более или менее общепринятая, хотя и не вполне единообразная. Первым из наших ученых, кто столкнулся с необходимостью упорядочения огромного и пестрого сказочного мира был А.Н. Афанасьев.

Так, при проблемно-тематическом подходе выделяются — разумеется, условно — сказки, посвященные животным, сказки о событиях необычайных и сверхъестественных, сказки приключенческие и социально-бытовые, сатирические сказки и сказки-анекдоты, докучные сказки и сказки-перевертыши и т.п. Очевидно, что резко очерченных границ названные группы сказок не имеют, но такая классификация позволяет начать с ребенком предметный разговор о сказке и поможет детям, размышлять о сказках в рамках условной «системы».

Я считаю целесообразным рассмотреть основные типы сказок, выделенные по жанрово-содержательному принципу:

^ 1. Сказки о животных.

Объектом народного художественного творчества стал не только человек, но также и все живое на планете (а порой — и не только живое). Изображая животных, сказка придает им человеческие черты, но в то же время фиксирует и характерные повадки, «образ жизни» и т.п. Отсюда живой, напряженный текст сказок.

Читайте также:  От вшей и гнид народная медицина

Большинство сказок о животных пронизывает целостность самоощущения: человек на заре своей истории глубоко чувствовал родство с природой, был ее частицей, искал у нее защиты и понимания.

Очевиден и позднее привнесенный, басенный, притчевый смысл многих сказок о животных.

^ 2. Волшебные сказки.

Отделить волшебную сказку от других бывает нелегко: ведь вымысел и чудеса характеризуют едва ли не все сказки вообще.

Но хотя специфика волшебной сказки научно не определена однозначно, одним из ее признаков становится то обстоятельство, что «ни одна волшебная сказка не обходится без чудесного действия: в жизнь человека вмешивается то злая и губительная, то добрая и благоприятная сверхъестественная сила. Волшебная сказка изобилует чудесами» [3, С.88].

В основном волшебные сказки древнее других, они несут следы первичного знакомства человека с миром и его художественного осмысления.

^ 3. Бытовые сказки.

Характерной приметой бытовых (новеллистических, авантюрно-бытовых) сказок становится воспроизведение в них обыденной жизни. Конфликт бытовой сказки часто состоит в том, что порядочность, честность, доброта, благородство под маской простоватости и наивности противостоят тем качествам личности, которые всегда вызывали у народа резкое неприятие: это жадность, зависть, злоба, лживость.

Характерна пестрота бытовых сказок: социально-бытовые, сатирико-бытовые, сатирические, новеллистические и т.п.

Бытовая сказка содержит элемент социальной и нравственной критики: похвала и осуждение в бытовых сказках — назидательное начало — звучат сильнее.

Сказка в разных формах и масштабах стремится к воплощению идеала человеческого существования. Стремление к справедливости, мысль о равенстве людей и их возможностей характеризуют сказку как жанр в целом.

Счастливый конец сказки — это тот гуманистический оптимизм, который составляет основу всей деятельности сказочного героя. Следует отметить при этом, что радостный финал волшебной сказки чаще становится результатом воздействия чудесных сил вне человека, бытовая же сказка обязана удачным разрешением всех неурядиц чаще всего смекалке, твердости духа, доброте самих героев. Однако, во всех случаях, порок оказывается посрамленным, а благородные качества или обыденные, приземленные свойства персонажа из народа — награжденными радостью, достатком, удачным поворотом судьбы. В сказке снимаются и компенсируются обиды, горести, несчастья, восстанавливается исконная гармония человека и мира.

В основном в сказке два типа героев: «высокий» и «низкий». Первый от природы наделен и красотой, и властью, и богатством, но судьба посылает ему тяжкие испытания, преодолевая которые (благодаря благородным качествам и побуждениям), он выходит победителем и подтверждает свое моральное, человеческое право на счастье.

«Низкому» герою волшебной и бытовой сказки нередко свойственны пассивность, чудачество, резкое отличие от «нормально» ведущих себя персонажей. Такой герой по-своему бывает лукав и непредсказуем, но никогда им не движет стремление к выгоде в ущерб другим, злоба, корысть или жажда власти. Он может только прикрываться личиной недотепы, будучи на самом деле человеком себе на уме, т.е. более дальновидным и предусмотрительным.

Герой сказки, как правило, проявляет себя в столкновении, противостоянии, борьбе. Это может быть конфликт с природой, сражение героя со злыми силами в самом разном обличье: нечистая сила, чудовищное порождение природы, несчастливые обстоятельства и т.п.

Контрастность внешности, поступков, целей — постоянная примета сказки, деление образов на положительные и отрицательные обычно для сказки. Правда, последнее обстоятельство может открываться не сразу, а когда персонаж превращается в подлинного героя, только пройдя через множество испытаний, изменившись и утвердив себя как личность.

В целом сказку отличает устойчивая поэтика. Это напряженный сюжет и счастливый финал, динамичное развитие действия, острота конфликта, контрастная группировка персонажей. Специфично для сказки трехступенчатое построение, когда действие, событие повторяются, обогащаясь новыми оттенками смысла.

Чаще всего сказка имеет «вневременной» характер, когда ни место, ни время событий точно не определены, а картины природы и приметы быта носят весьма условный характер. И это совершенно понятно, потому что нравственно-эстетическая, дидактическая функция сказки всегда и безусловно превалирует над познавательной. Идеализация и поэтизация мира добра и красоты нигде не декларируются с такой прямотой, как в сказке.

Источник

Русские народные сказки: виды, принципы рассказывания

Русские народные сказки: виды, принципы рассказывания

Слово «сказка» известна с XVII века. До этого времени употребляли термин «байка» или «басень», от слова «баять», «рассказывать». Впервые это слово было употреблено в грамоте воеводы Всеволодского, где осуждались люди, которые «сказки сказывают небывалые». Но ученые полагают, что в народе слово «сказка» употреблялось и раньше. Талантливые сказочники в народе были всегда, но о большинстве их них не осталось никаких сведений. Однако уже в 19 веке появились люди, которые поставили своей целью собрать и систематизировать устное народное творчество.

2. Классификация сказок. Характерные черты каждого вида

На сегодняшний день принята следующая классификация русских народных сказок:

1. Сказки о животных;

2. Волшебные сказки;

Рассмотрим подробнее каждый из видов.

Народная поэзия обнимала целый мир, ее объектом стал не только человек, но также и все живое на планете. Изображая животных, сказка придает им человеческие черты, но, в то же время, фиксирует и характеризует повадки, «образ жизни» и т.д.

Человек издавна чувствовал родство с природой, он действительно был ее частицей, борясь с нею, искал у нее защиты, сочувствуя и понимая. Очевиден и позднее привнесенный басенный, притчевый смысл многих сказок о животных.

Сказки о животных выделяются в особую группу по характеру действующих лиц. Подразделяются они по типам животных. Сюда примыкают и сказки о растениях, неживой природе (мороз, солнце, ветер), о предметах (пузырь, соломинка, лапоть).

В сказке о животных выделяют несколько жанров. В. Я. Пропп выделял такие жанры как:

1. Кумулятивная сказка о животных. (Докучные сказки, типа: «Про белого бычка», Репка»);

2. Волшебная сказка о животных;

4. Сатирическая сказка.

Кульминация волшебной сказки состоит в том, что главный герой, или героиня сражаются с противоборствующей силой и всегда побеждают её.

Мелетинский, выделяя пять групп волшебных сказок, пытается решить вопрос исторического развития жанра вообще, и сюжетов в частности.

Сказка о посещении иных миров для освобождения находящихся там пленниц («Три подземных царства» и др.). Популярны сказки о группе детей, попадающих во власть злого духа, чудовища, людоеда и спасающихся благодаря находчивости одного из них («Мальчик-с-пальчик у ведьмы» и др.), или об убийстве могучего змея («Победитель змея» и др.).

В волшебной сказке активно разрабатывается семейная тема («Золушка» и др.). Свадьба для волшебной сказки становится символом компенсации социально обездоленного («Сивко-Бурко»). Социально обездоленный герой (младший брат, падчерица, дурак) в начале сказки, наделённый всеми отрицательными характеристиками со стороны своего окружения, наделяется в конце красотой и умом («Конёк-горбунок»). Выделяемая группа сказок о свадебных испытаниях, обращает внимание на повествование о личных судьбах.

В них совмещаются признаки присущие как сказкам с чудесным миром, бытовым сказкам. Проявляются также элементы чудесного в виде волшебных предметов, вокруг которых группируется основное действие.

Сказка в разных формах и масштабах стремится к воплощению идеала человеческого существования.

Сказки расширяют кругозор, пробуждают интерес к жизни и творчеству народов, воспитывают чувство доверия ко всем обитателям нашей Земли, занятым честным трудом.

3. Принципы рассказывания сказки.

Е.А.Флерина, крупнейший педагог в области эстетического воспитания, видела преимущество рассказывания перед чтением в том, что рассказчик передает содержание так, будто бы он был очевидцем происходящих событий. Она считала, что рассказыванием достигается особая непосредственность восприятия.

Искусством рассказывания сказки должен владеть каждый воспитатель, т.к. очень важно передать своеобразие жанра сказки.

Сказки динамичны и в то же время напевны. Быстрота развертывания событий в них великолепно сочетается с повторностью. Язык сказок отличается большой живописностью: в нем много метких сравнений, эпитетов, образных выражений, диалогов, песенок, ритмичных повторов, которые помогают ребенку запомнить сказку.

Читайте также:  Маникюр на народного ополчения

Современному ребенку мало прочитать сказку, раскрасить изображения ее героев, поговорить о сюжете. С ребенком третьего тысячелетия необходимо осмысливать сказки, вместе искать и находить скрытые значения и жизненные уроки.

Принципы работы со сказками:

Осознание причинно-следственных связей в развитии сюжета; понимание роли каждого персонажа в развивающихся событиях.

Задача: показать воспитанникам, что одно событие плавно вытекает из другого, даже не смотря на то, что на первый взгляд незаметно. Важно понять место, закономерность появления и назначения каждого персонажа сказки.

Понимание того, что одно и тоже событие, ситуация могут иметь несколько значений и смыслов.

Задача: показать одну и ту же сказочную ситуацию с нескольких сторон.

Связь с реальностью

Осознание того, что каждая сказочная ситуация разворачивает перед нами некий жизненный урок.

Задача: кропотливо и терпеливо прорабатывать сказочные ситуации с позиции того, как сказочный урок будет нами использован в реальной жизни, в каких конкретно ситуациях.

Чтобы развить определённые качества и способности с помощью сказки, надо уметь преподать материал, чтобы принести наибольшую пользу детям.

В книге Сухомлинского «Сердце отдаю детям» есть рекомендации, как следует читать детям. Сказки дети должны слушать в обстановке, которая помогает более глубокому восприятию сказочных образов, например, в тихий вечер в уютной обстановке, на природе. Рассказы должны быть яркими, образными, небольшими. Нельзя давать детям множество впечатлений, так как может притупиться чуткость к рассказанному. Не следует много говорить. Ребёнок должен уметь не только слушать слово воспитателя, но и молчать. Потому, что в эти мгновения он думает, осмысливает новое, поэтому воспитателю надо уметь дать ребёнку подумать. По мнению Сухомлинского, это одно из самых тонких качеств педагога.

Источник

Народная сказка в детском чтении типы сказок

Название работы: Народная сказка и мир в детском чтении

Категория: Научная статья

Предметная область: Педагогика и дидактика

Описание: Современные исследователи, как правило, говорят о разрыве фольклорной сказки с мифом, аргументируя этот вывод свободой интерпретации в авторских текстах мифологических элементов и традиций. С кризисом мифологического мировоззрения связывали становление.

Дата добавления: 2014-10-17

Размер файла: 64 KB

Работу скачали: 32 чел.

Народная сказка и мир в детском чтении

Миф и народная сказка: жанровая преемственность

Современные исследователи, как правило, говорят о разрыве фольклорной сказки с мифом, аргументируя этот вывод свободой интерпретации в авторских текстах мифологических элементов и традиций. С кризисом мифологического мировоззрения связывали становление сказки и классики отечественной фольклористики (Е.М. Мелетинский, В.Я. Пропп).

Фольклорная сказка, возникнув в момент кризиса мифологического мышления (точнее, его определенных исторических форм), стала новой формой бытования того вневременного содержания, хранилищем которого до неё был миф. В этой же логике сказка, явившись в момент кризиса мифологизированного фольклорного жанра (вызванного, очевидно, также исторической недостаточностью его формы), наследует ему в аспекте сохранения все того же вечного начала – некоей метафизической константы мифа. Благодаря этому, при всем богатстве культурных, исторических и национальных изводов, жанр сказки на протяжении длительного развития и являет свою неизбывную универсальность.

Жанр народной волшебной сказки, как и миф, по наблюдениям В.Я. Проппа, связан с обрядом инициации. Именно к инициальному обряду в конечном итоге сводится содержание основных групп сказок, выделенных учёным на основе анализа русского и европейского материала: сказок с комплексом посвящения и сказок, отражающих представления о смерти. За занимательно-фантастическим, на первый взгляд, сюжетом слушатель / читатель должен открыть тайный метафизический смысл посвящения.

Сверхзадача жанра – манифестация инициального обряда в иносказательной форме – определяет морфологию и синтаксис Мира-Лабиринта фольклорной сказки. Поэтому решение проблемы художественного кодирования метафизики мифа в фольклорном сказочном каноне связано с уяснением семантических, морфологических и синтаксических изменений в наследуемом народной сказкой мифологическом типе Мира-Лабиринта.

Сходство структур Мира-Лабиринта фольклорной волшебной сказки и мифа заключается в использовании модели двоемирия. Фольклорно-сказочное двоемирие предполагает сосуществование двух сфер бытия: своего царства (Лабиринта Жизни) и иного царства (Лабиринта Смерти). В большинстве случаев фольклорная сказка сохраняет принцип линейности, характерный для мифологического Лабиринта. Граница между мирами, которую предстоит пересечь проходящему посвящение герою, отмечена дремучим лесом, избушкой Бабы-Яги, огненной рекой и т.п. Функция границы – не только разграничить царства, но и скрепить их, обозначив / строго определив переход / переправу и направление пути. Сюжет сказочного Героя в этом случае оказывается Лабиринтом с одним коридором, артикулирующим переживание (внутреннее, символическое прохождение) обряда инициации: этот тип Лабиринта отмечен ожиданием, предсказанностью и неизбежностью развязки и лишает находящегося в нём Героя какой бы то ни было вариативности поведения.

Однако Мир фольклорной сказки может быть построен и как нелинейная структура. В этом случае перед Героем не один, а несколько вариантов движения, из которых необходимо выбрать единственно правильный путь. Сюжет при этом, как правило, усложняется за счёт использования принципа троичности: троичности персонажей, когда три исходно равных героя идут разными путями, реализуя в условном сказочном сюжете разные версии бытия; троичности событий, когда герой трижды проходит один и тот же путь.

Фольклористические сказки ещё сохраняют принцип линейности в силу особенностей жанра, сюжетно-образных и эстетических ориентиров, однако и здесь можно обнаружить ветвящиеся структуры.

Мифы в детском чтении

Обыкновенно начало детской литературы относят ко второй половине XVIII в. и родоначальниками ее считают Рохова, Кампе и Вейссе. Но еще в глубокой древности сознавалась потребность чтения для детей. Еще до времен Сократа стали запрещать юношам читать некоторые места из Гомера. Платон дал обширные наставления относительно выбора литературного материала для беседы с детьми. В его идеальном государстве нянькам предписываются известные рассказы и сказки. Мифы о богах и героях допускаются лишь настолько, насколько они могут служить нравственными образцами. Даже Гомера и Гесиода Платон подверг цензуре и придавал большее значение басням.

Мифология – это та область знания, в которой, несмотря на кажущуюся обширность изучаемого и изученного материала, наукой сказано еще далеко не последнее слово.

Не менее, чем понятие о сути мифа, важно уяснение этапов его развития, которые непосредственно связаны с периодами формирования основ религиозного сознания людей. Выдающийся исследователь верований древних славян историк Б.А. Рыбаков пишет: «Мифология складывается на последнем этапе первобытнообщинного строя. На язык абсолютных дат это можно перевести как энеолит и бронзовый век. Предшествующие протомифы охотников каменного века порождены. особым миропониманием, их осколки встречаются в сказках».

Понятие «миф» в фольклористике и истории литературы имеет множество значений, характерными из которых являются следующие:

1)древний миф, т. е. миф в собственном смысле этого слова;

2)новый миф, являющийся конкретно-исторической формой существования этого явления в новое время вплоть до наших дней;

3)переносное значение, употребляемое в обыденной речи как синоним слов «выдумка», «чепуха», «ложь», «неправда»;

4)переносное значение, которое употребляется для объяснения различного рода психических состояний, как пассивных, так и активно-творческих, направленных на некую «реорганизацию» действительности и ее переработку в сознании субъекта.

Нас интересует в первую очередь миф древний. «Специфической особенностью мифа является совпадение в нем мировоззрения и повествования, фантастического представления об окружающем мире и рассказа о богах и героях». А. Н. Афанасьев очень точно подметил, что миф есть древнейшая поэзия, и как свободны и разнообразны могут быть поэтические воззрения народа на мир, так же свободны и разнообразны и создания его фантазии, живописующей жизнь природы.

Первое знакомство ребенка с мифом на Руси было изустное. Языческие божества, календарь, обрядность сохранились, значительно трансформировавшись, и по сей день — главным образом благодаря живучести слова, имени. С X в. с принятием христианства на Руси происходит «наложение» и «праздников»: в славянском язычестве Масленица с праздничными поминальными блинами-солнцами, в православии этот же день — Прощеное Воскресенье, тоже день поминальный, последний день перед началом Великого поста; и имен сакральных событий: Сретенье 2/15 февраля зима с весной встречаются (отсюда встреча — сретенье), но в православии это тоже большой праздник, напоминающий о встрече пророком Симоном в храме Иисуса младенца, когда старец узнал в младенце Спасителя.

Читайте также:  Народный промысел гжель сообщение 6 класс

Впервые маленький читатель на Руси, а потом в России знакомился с мифом христианским через участие в церковных службах, общих чтениях Евангелия и Ветхого завета, знакомился с христианской мифологией как с сакральным знанием. Тогда, может быть, он и не был читателем, он только внимал, слушал, запоминал, а затем вместе с остальными в храме заново переживал слышанное о давнопрошедшем, проживал и пропевал в литургическом богослужении. Христианский миф не воспринимался в достопамятные времена, и не воспринимается верующими и сегодня как архаический сюжет, так как сосуществует с реальной светской жизнью и речью, параллелен ей, более того, всепроникающ: отражен в церковном календаре, праздничной обрядности, идиоматике устной речи.

Миф античный входил в художественную речь и художественное сознание ребенка в России через изучение древнегреческого языка и латыни.
Рассмотрение древнего мифа в детском чтении сегодня также возможно по принципу линейно-концентрическому. Первоначально для дошкольника это «Рассказы о богах и героях», как славянских, так и античных, и иных. Отправной точкой в формировании мифа являются два культа — культ природы и культ предков. Это очевидно и в живых религиях, в христианстве в частности, и в мифах, сохраняющихся в метафорическом строе иных преданий, и в сказках.

Возвращение к мифу в детском чтении позволяет раскрывать множество смыслов, заключенных в одном или нескольких сюжетах, объединенных одним героем. А также видеть восточнославянский пантеон (по-греч. «все боги»), учрежденный в 980 г. князем Владимиром («Повесть временных лет»), и пантеон греческих, а потом римских богов в сюжетах, впоследствии весьма широко использованных новой и новейшей литературой.

Миф в детском чтении сегодня представлен в дошкольных и школьных программах со следующих позиций: Миф языческий (славянский), античный. Миф христианский. Цели пересказа. Библия для детей в пересказе протоиерея А. Соколова. «Легенды о Христе» Сельмы Лагерлёф. Два типа подходов. Символ и миф. Миф и метафора, аллегория. Миф и фразеологизм. Миф и литературный сюжет. Христианский миф в литературных жанрах. Христианский миф в русской поэзии для детей и в юношеском чтении от Г. Державина до Б. Пастернака. (Круг детского и юношеского чтения.)

Курс мифологии в школе призван:

1) знакомить детей с происхождением, особенностями, развитием мифа;

2) на простых ярких примерах показывать трансформацию мифа в более поздние фольклорные формы, иллюстрируя таким образом поступательное социальное, религиозное, философское, научное развитие общества.

В 1м классе ученики изучают народную русскую сказку с позиции происхождения ее из древних мифов, обрядов, обычаев. Во 2м классе происходит подробное систематизированное знакомство с античной греческой мифологией; третьеклассники рассматривают истоки славянских языческих верований, развитие славянской мифологии и влияние ее на русскую народную культуру и т.д..

Напротив, мифопоэтическое, увиденное в кажущейся незамысловатой сказке, позволяет нам лучше представить тех далеких людей, их художественное видение мира. Когда яичко закатилось — яичко разбилось; а вот обещанное курочкой простое яичко имеет лунную природу. Выходит, сказка, которую едва ли не первой рассказывают младенцу, насыщена универсальными символами, которые в дальнейшем в разных контекстах будут явлены детскому сознанию.

В учебных целях преподаватель может воспользоваться классификацией, приведенной в качестве примера выше. Однако, без сомнения, педагогическая целесообразность линейно-концентрического чтения античных мифов, славянских, христианских и др. велика. Это способствует и формированию речевой культуры ребенка, представляющего живой источник того или иного мифа.

Народная сказка в круге детского чтения

Психологические истоки привязанности детей к сказкам, удовлетворяющим определенные потребности детского возраста, возможности «изживания эмоций» интересно описаны знаменитым американским психологом и психиатром Бруно Беттельхаймом. Он утверждает: «Детям нужны сказки» (так называется его монография), ибо они являются необходимой пищей для развития личности.

Детское антропоморфическое сознание наделяет игрушки, животных, различные предметы определенными человеческими характерами, основываясь на их «внешности» или «поведении» и проводя аналогию с внешностью и поведением реальных людей. Вот и в сказке человек может превратиться в животное или в камень («Царевна-лягушка», «На запад от солнца, на восток от луны») и наоборот. Тем достовернее кажется малышу сказка.

Сказки полны героями и ситуациями, способными дать толчок процессам идентификации и отождествления, с помощью которых ребенок может косвенным путем осуществить свои мечты, компенсировать свои мнимые или подлинные недостатки. Дело в том, что детское видение мира, образ мышления детей и психологическая специфика сказок характеризуются тесным родством в своем тяготении к противоположностям, крайностям. Сказочные образы не амбивалентны, как это свойственно человеческим характерам в реальной жизни. Там один брат глуп, другой умен, одна сестра трудолюбива и прилежна, другая ленива и т. п. В сказках противоборствуют лишь чрезвычайно сильные и очень слабые, невероятно храбрые и невыносимо трусливые герои, великаны и карлики. В восприятии и оценках литературных произведений детьми также преобладают полярности, «белые» и «черные» тона. Вот почему «детям нужны сказки», ведь в лучших своих образцах они, по словам В. А. Жуковского, нравственно чисты и не оставляют после себя «дурного, ненравственного впечатления». Благодаря сказкам у ребенка вырабатывается способность сопереживать, сострадать и сорадоваться, без которой человек не человек. Ибо цель сказочников — «воспитывать в ребенке человечность — эту дивную способность человека волноваться чужими несчастьями, радоваться радости другого, переживать чужую судьбу как свою».

«Формы первобытного мышления должны привлекаться для объяснения генезиса сказки», – писал в книге «Исторические корни волшебной сказки» известный фольклорист В.Я. Пропп. Он предложил и обосновал подход к изучению народной сказки как трансформированного и литературизованного мифа. Основные положения этой методологии следующие:

1. Сказка сохранила следы исчезнувших форм социальной жизни. Изучать сказки, доходя до их основ, можно, сопоставляя их содержание с обрядами, обычаями, мифами.

2. Изучая трансформацию волшебной сказки, надо отличать основные формы, связанные с ее зарождением, от производных, вторичных. Причины

трансформации кроются в изменениях быта, верований, обряда.

3. Ocoбoe внимание уделяется анализу магической обрядности в сказке, ибо «древней основой сказки часто является сам колдовской обряд.

Говоря о народной сказке, нельзя не затронуть специфику обширного материала, с которым дети, безусловно, будут иметь дело: литературно обработанных сказок и собственно литературных, так называемых авторских сказок, имеющих народную первооснову, народный прототип. Сравнение народной сказки с литературной обработкой и с литературной сказкой, созданной по народным мотивам как бы выпадает из контекста исторического анализа, решая не исследовательские вопросы, а, скорее, литературоведческие.

Во всех сказках есть персонаж, который помогает положительному герою со хранить свои моральные ценности. Чаще всего это мудрый старец. «Старец всегда появляется в тот момент, когда герой находится в безнадежном и отчаянном положении, из которого его спасти может только глубокое размышление или удачная мысль. Но так как из-за внутренних и внешних причин герой не может справиться с этим сам, знания приходят в форме персонифицированной мысли, например в форме проницательного и способного помочь старца. Он помогает герою пройти через трудную ситуацию, в которую тот попал по своей вине, или, по крайней мере, помогает ему добыть такие сведения, которые пригодятся герою в его странствиях. Старец помогает общаться с животными, особенно с птицами. Он предупреждает о подстерегающих опасностях и снабжает средствами, необходимыми для того, чтобы встретить их во всеоружии. Часто в сказке старец задает вопросы типа «Кто? Почему? Откуда? Куда?» для того, чтобы вызвать саморефлексию и мобилизовать моральные силы, а еще чаще он дает неожиданное и невероятное средство для достижения успеха, являющееся. одной из особенностей целостной личности» (К.Г Юнг).

Источник

Оцените статью